swentari.ru

Фонд Даниила и Аллы Андреевых

§ 4. Территория

Для стадии эскалации характерно поступательное расширение подконтрольной державе территорий. Первая держава, как мы уже говорили, возникла ок. 1238 г. Александр Невский и первые московские князья действовали в раздробленной стране, жестоко разоренной монгольскими ордами и поставленной в прямую зависимость от ханов улуса Джучи, в казну которых уходили огромные суммы дани. И при этом территория Московского государства постоянно расширялась, а его могущество росло.

Вторая держава утвердилась в стране, разоренной иноземными вторжениями и внутренней смутой. Но благодаря тому, что уже существовала социально-политическая и психологическая инфраструктура системы российского великодержавия, процесс державной реинтеграции в XVII в. прошел значительно быстрее, чем первичная интеграция Первой державы в XIII-XIV вв. В 1634 г. начался возврат западных земель, потерянных Русским государством. В 1654 г. под контроль Москвы вернулся Смоленск, и была захвачена Левобережная Украина (закреплены за Россией Андрусовским миром 1667 г.).

Третья держава окончательно утвердилась после разрушительной и кровопролитной гражданской войны, после преодоления вооруженного внешнего вмешательства, после голода и эпидемий, унесших миллионы жизней. Экономика России была почти полностью разрушена. Но в ХХ веке Третья держава смогла восстановить великодержавную структуру еще быстрее, чем Вторая в XVII в. Более того, уже в 1939 г. – всего через 19 лет после провала первого большевистского похода на Польшу в 1920 г. – начинается военно-политическая экспансия Третьей державы на Запад, завершившаяся захватом в 1945 г. части Европы (включая восточную Германию с Берлином).

В период смены держав Российское государство каждый раз утрачивало часть территорий.

В начале XVII в. Россией были потеряны Смоленск и Чернигов, балтийское побережье. Эти земли были захвачены Речью Посполитой и Швецией еще до смены держав. После смены утвердившаяся держава вернула часть захваченных территорий (например, Новгород).

В ХХ веке до смены держав (в июле 1918 г.) Российское государство утратило центральную Польшу, Западную Белоруссию, Волынь, Литву, Курляндию, Ригу и Моонзунд (в ходе войны с Германией, т.е. еще до захвата власти большевиками в октябре 1917 г.). Территории, которые де-факто потеряла Россия после прихода к власти большевиков в октябре 1917 г. были этно-национальными окраинами: Финляндия, материковая Эстония, северо-восточная часть Латвии, Бессарабия. Но и все эти земли были утрачены Россией еще до смены держав в июле 1918 г. Контроля над русскими этническими территориями в результате событий 1917-21 гг. Третья держава не теряла. После смены держав происходило распространение власти новой державы на временно отделившиеся территории: основную часть Украины, Закавказье, Среднюю Азию.

Итак, мы можем выделить один из признаков стадии эскалации – находясь на ней, держава не переживает утраты подконтрольной ей значительных территорий. Более того, Вторая и Третья державы после того, как их положение стабилизировалось, сразу же начинали готовиться к броску на соседей, к возврату утраченных и захвату новых земель.

После августа-декабря 1991 г. не было иностранной интервенции, гражданская война не разразилась, но размеры территориальных утрат российской государственности поражают. В результате соглашений, упразднивших СССР в декабре 1991 г., за пределами РФ осталось 50% населения и 25% территории бывшего Советского Союза!

На месте СССР возникло СНГ. Что же из себя представляют страны СНГ– сферу влияния старой или уже новой державы? Если считать государства СНГ (кроме РСФСР-РФ) полностью вышедшими из-под контроля державы, причем при поддержке руководства РСФСР, то состояние, в котором находится ныне существующая держава, может быть определено только как глубокий упадок. И в этом случае не может идти речи о смене держав.

Но мы видим, что страны СНГ остаются в орбите политического влияния РФ, являющейся основным государством, на существование которого оказывает воздействие ныне существующая держава. И именно мирная замена СССР структурами СНГ свидетельствует о том, что держава, воздействующая на РСФСР-РФ, сумела сохранить свое влияние на новые “независимые государства”. После 1991 г. ныне существующая держава как бы рассредоточилась между бывшими советскими республиками, вошедшими в СНГ.

Русское и русскоязычное население, оставшееся в национальных республиках, а также проблемные “непризнанные государства” служит своеобразным политически “якорем”, удерживающим страны СНГ в орбите влияния РФ.

Численность этнических русских на этих территориях в 1991 г. превышала 25 млн. человек, а тех, для кого русский язык был родным, насчитывалось в общей сложности, по крайней мере, 35 млн. Даже в 2004 г., уже после репатриаций в РФ и естественной убыли русского населения, в бывших советских республиках (кроме РФ) оставалось более 26 млн. человек, для которых русский является родным языком. Таким образом, в 1991 г. за пределами РФ в республиках бывшего СССР численность этнических русских составила около 20% от численности самой РФ (тогда в РФ жило примерно 146 млн. человек).

Можно ли говорить о том, что на пост-советском политическом пространстве мы имеем аналог державного возрождения, осуществленного при первом Романове (к 1618 г.) и при большевиках (к 1921-22 гг.)? Мы полагаем, что состояние державы после 1991 г. радикально отличается от того, в котором находились Вторая и Третья державы после своего утверждения.

Во-первых, государства-члены СНГ, далеко не полностью подчинены ныне существующей державе. Во-вторых, если после 1613 г. и 1918 г. происходило установление режимов новой власти над частью утраченных окраин прежнего государства, то после 1991 г. мы видим сохранение у власти старой номенклатуры (РФ, среднеазиатские республики), попытки восстановления ее власти (как, например, в Грузии при Шеварднадзе и в Азербайджане при Г. Алиеве) или реставрацию советского стиля, правда, уже без коммунистической идеологии (как в Белоруссии и Приднестровье, в которых влияние ныне существующей державы особенно заметно).

Для определения того, в какой стадии находится ныне существующая держава, особенно важно обратить внимание на то, какая тенденция доминирует в странах СНГ. Мы уже отмечали, что на стадии эскалации державы не теряют подконтрольных им обширных территорий. В случае же с СНГ мы можем наблюдать постепенное, но неуклонное стратегическое ослабление позиций РФ (государственность которой является основной базой ныне существующей державы) в Содружестве, что является отражением дальнейшего ослабления державы. Уже при Путине из сферы влияния РФ стали выбывать национальные государства, стремящиеся к более развитым формам социально-политического и экономического существования. Влияние державы на Грузию и Украину после революции Роз и Оранжевой революции резко снизилось.

Вялая попытка российской государственности поддержать лояльные ей коррумпированные режимы “ближнего зарубежья” и остановить дрейф стран Российской метакультуры в Европейское сообщество в сочетании с полной неспособностью реализовать этот проект (что было продемонстрировано в Грузии и Украине) свидетельствуют о глубоком кризисе, в котором находится держава.

В мусульманских республиках бывшего СССР можно наблюдать странный симбиоз ужесточенного советского номенклатурного стиля с национализмом. После 1991 г. эти государства оказались под воздействием сразу двух держав – российской и ближневосточной (мусульманской)[5]. Наиболее рельефно влияние державы Ближневосточной метакультуры проявлялось в Туркмении при Ниязове. При этом связь мусульманских государств СНГ с державой Российской метакультуры становится все менее прочной, а с державой Ближневосточной метакультуры она, напротив, нарастает, что предопределено самим метакультурным характером этих стран.

Сокращение влияния РФ на постсоветском пространстве привело к тому, что СНГ превратилось из инструмента, которым пользовалась держава для сохранения своего контроля над пост-советскими республиками, в клуб национальных государств, находящихся в процессе более-менее цивилизованного политического развода (о чем был вынужден заявить Путин в октябре 2006 г.). Но никакого другого интеграционного проекта политическая элита РФ предложить не в состоянии. В этой связи особенно показательны буффонадные переговоры о создании союзного государства с режимом Лукашенко, которые ведутся уже больше десяти лет. А для стран, стремящихся к более развитым формам существования, чем основанная на экспорте углеводородного сырья отсталая коррумпированная автократия, РФ является явно непривлекательным интеграционным центром.

Проблемы державы связаны не только с сокращением влияния РФ в СНГ, но и с постепенным ослаблением связи автономных национальных республик РФ с Центром. РФ представляет собой структуру, напоминающую СССР и сохраняет административно-политическое деление советской эпохи. Российская Федерация – это национальное государство, в которое входят еще двадцать национальных республик, имеющих все соответствующие государственные атрибуты и институции. 11 из этих республик связаны не с Российской, а с Ближневосточной (Мусульманской) и Северо-Буддийской метакультурами, что предопределяет их отделение от России.

Самым ярким примером является положение в Чечне. Чечня фактически отделилась от РСФСР в сентябре-октябре 1991 г. Российское руководство с самого начала чеченского кризиса оказалось неспособно решить эту проблему. Начало военных действий в декабре 1994 г. продемонстрировало бездарность и некомпетентность российского политического руководства и военного командования. Первая Чеченская война унесла десятки тысяч жизней российских граждан и закончилась унизительным для державы Хасавюртовским миром. Новое “замирение” Чечни в 1999-2007 гг. закончилось установлением в этой стране диктатуры коррумпированного клана Кадыровых. Более того, РФ фактически стала данником нового чеченского режима, лояльность которого пока обеспечивается массированными финансовыми вливаниями из федерального центра.

В других национальных регионах центральная власть остается слабой. Особенно показательно положение дел в Татарии и Башкирии. Но федеральный Центр предпочитает не вступать в конфликт с относительно лояльными местными элитами. Его робкие попытки ограничить их власть встречают резкий отпор в республиках. Например, стоило лидерам адыгов (их численность в Адыгее составляет около 25% от всего населения республики) выступить против планов слияния республики с Краснодарским краем (в апреле 2006 г.), как руководство РФ тут же отказалось от этого объединительного проекта.


[5] Держава Ближневосточной метакультуры, о которой идет речь, возникла в 1919 г. и активно проявляла свою волю в светских республиках мусульманского мира. На первых этапах своего проявления она воздействует на диктаторские режимы этих стран.

 
 
© 2006 «Swentari.ru» Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При цитировании материалов в Интернете гиперссылка (hyperlink) обязательна.
Мнения авторов могут не совпадать с точкой зрения составителей. Связь с редакцией по электронной почте: info@swentari.ru Редакция рассматривает все предложения о публикации статей, но оставляет за собой право не вступать в переписку с авторами.