swentari.ru

Фонд Даниила и Аллы Андреевых

§ 1. Введение

В первой четверти двадцатого века русская религиозная философия обогащается новым концептом – «метаистория». Не то, чтобы он был нов в принципе – соответствующие этому слову прозрения и мысли, их выражающие, были и ранее свойственны этой традиции – но это новое слово стало своего рода фокусом, сконцентрировавшим в себе и преломившем по-новому прежние историософские смыслы.

В России три мыслителя использовали это понятие. Это С. Булгаков, Н. Бердяев и Д. Андреев. Но если для Булгакова и Бердяева метаистория – это реальность, возвышающаяся над историей, то для Андреева метаистория пребывает за историей, и включает в себя не только восходящий, но и нисходящий мир. Эта иномерная и иноматериальная реальность неразрывно связана с плотью земной истории и с ее смыслом, постичь который и пытался Андреев. В своих откровениях он предстает перед нами как бы в двух качествах – как духовидец и как мыслитель-историософ. На пересечении этих линий и возникает его метаистория – уже как учение о ходе и смысле исторического процесса, его движущих силах и грядущих итогах.

Значительное место в метаистории Андреева занимает более узкая тема – метаистория великодержавия, и в частности, великодержавия российского. Понимание Андреевым государства и государственности является одним из самых ярких антиэтатистских феноменов в истории духовной культуры человечества. Практически вся политическая сфера великодержавных государств, когда-либо существовавших в истории, связывается Андреевым с существованием иномерных демонических миров.

Современная наука не имеет адекватных средств для установления подлинности сведений, сообщаемых Андреевым. Равным образом она не имеет и средств для их опровержения, поскольку сами эти сведения таковы, что требуют запредельных, в нашем сегодняшнем понимании, инструментов анализа. Но, даже не имея научного подтверждения откровения Даниила Андреева, не говоря уже о воспроизведении его духовидческого опыта, мы вполне можем, во-первых, выявить внутреннюю логику его текстов, а, во-вторых, использовать ;его концепцию для анализа исторических процессов. При этом сами тексты Андреева становятся объектом научного изучения и вводятся в корпус российского историософского наследия.

Мы ставим перед собой двойную и несколько парадоксальную задачу, не вполне корректную в отношении методологии, пока доминирующей в европейской науке. Объектом нашего исследования являются одновременно как тексты Андреева (и смыслы этих текстов), так и историческая реальность российской культуры и (несколько сужая пространство исследования) российской государственности последнего десятилетия ХХ и начала XXI века. Таким образом, мы, изучая текст Андреева, будем одновременно применять основные их концепты и материалы нашего анализа этих концептов при оценке современного положения дел в российской культуре и политике.

В своих произведениях Андреев говорит о могущественных сверхматериальных сущностях, влияющих на наш мир. В нашей работе мы попытаемся взглянуть на некоторые явления истории через андреевский миф. Наш подход в известной степени коррелируется с методологиями Э. Дюркгейма, который ввел понятие о «коллективных представлениях», М. Вебера, оперировавшего концептом «идеальных типов», и К.-Г. Юнга, предложившего идею «архетипов». Мы ориентируемся и на персоналистическое восприятие сил, действующих в истории. Еще Ж. Мишле приписывал нации личностные характеристики – она могла у него радоваться, страдать, гордиться, испытывать стыд и т.п. У О. Шпенглера мы встречаем идею «души культуры». Однако у Мишле и Шпенглера все это говорилось не в прямом смысле. Гораздо дальше и Мишле, и Шпенглера, и Вебера, и Юнга пошел Н. Лосский, который предложил идею «субстанциональных деятелей». В его философской системе они являются не абстрактными умозрительными категориями, а живыми существами. В частности, Лосский писал о субстанциональных деятелях народов и государств. В системе Лосского нет указаний на то, где находится экзистенциальный центр субстанциональных деятелей, организующих жизнь сообществ. Андреев в отличие от Лосского связывает существование некоторых исторических коллективов с иномерными иноматериальными существами, пребывающими в иных .

В нашем тексте мы попытаемся выяснить, может ли система Андреева, наложенная им на материю исторического мифа, «взломать» границы, отделяющие от «остального мира» «вещь в себе», которой для наблюдателя, безусловно, является поток событий, называемый нами историей. Реальности иноматериального порядка, о которых ведет речь в своем трактате Андреев, могут быть введены в контекст фундаментальных проблем, решаемых постклассической наукой, ищущей новые методы, объекты и в целом пути познания в условиях методологического кризиса, переживаемого традиционными формами познавательной деятельности европейского человечества.

Историю, как её принято понимать, и в частности – историю государственности, можно увидеть по-новому через метаисторический миф Андреева – в независимости от того, относимся мы к нему как к транссубъектной реальности или используем в качестве условной величины. При осмыслении истории андреевский миф может приниматься подобно тому, как в современной математике для решения сверхсложных уравнений используется “дополнительный аргумент”, а в физике – идея кварков, которые остаются ненаблюдаемыми. Иначе говоря, вне зависимости от того, как мы воспринимаем метаисторические персонифицированные образы Андреева – как реальных живых существ или только как историософскую абстракцию – его взгляд на историю позволяет нам увидеть в ней новые смыслы и выявлять некоторые закономерности в ее развитии.

Подход Андреева к теме державности открывает такие горизонты, которых еще не знал ни один историк. И с тем большей осторожностью и щепетильностью следует подходить к его текстам и к его лексике. Наше исследование требует определённой терминологии, и мы полагаем, что в некоторых случаях логично использовать термины самого Андреева. И не только тогда, когда анализируется его творчество, но и в тех случаях, когда мы будем пытаться рассматривать современную российскую государственность – в рамках концепции Андреева. Речь идёт именно о терминах, вводимых как “дополнительный аргумент”, а не о перенесении Андреевских поэтических образов на историческую реальность. При этом мы будем использовать в нашем тексте, своего рода, терминологические “фильтры”, позволяющие, во-первых, сохранить корректное отношение к наследию Андреева, а, во-вторых, облегчить для читателя переход от мира андреевской лексики к исторической и политологической конкретике.

В своих произведениях Андреев говорил об уицраорах – могущественных демонических существах, обитающих в ином временно-пространственном мире и связанных с соответствующими государственными образованиями в истории. В истории России было три уицраора (имя каждого из них – “Жругр”). В нашем исследовании каждая из российских государственных систем, инспирируемых, согласно Андрееву, уицраором, будет именоваться “державой”. Системная совокупность создаваемых ими политических инфраструктур и моделей и сам дух этого явления истории, будут обозначены нами как “макро-система российского великодержавия”. В нашей работе мы попытаемся определить, какая по счету держава существует в России в настоящее время, и в каком состоянии она находится (положение о том, что сегодня под российской государственностью продолжает существовать держава, мы принимаем за аксиому).

“Держава” нашего текста не тождественна с одной стороны, уицраорам Андреева, а с другой – историческому государству. Под “державой” мы понимаем реальность, которая представляет собой нечто большее, чем: 1) совокупность государственных институтов; 2) сообщество политически активных сторонников доминирующей государственной модели; 3) характер общественных и даже личных отношений; 4) эмоциональный настрой населения; 5) идеологические доктрины и стереотипы, используемые политической элитой для сохранения своего положения в государстве. Держава является интегральным стержнем всех этих компонентов, она предстает перед нами как корпоративная сущность, наделенная волей и сознанием. Она подчиняется имманентным ей законам развития, о которых мы будем подробно говорить в нашей работе. При этом существование державы, конечно же, не исчерпывает собой жизнь связанных с ней государств и обществ.

В метаисторической панораме Андреева развитие держав подчиняется определенной и четкой последовательности. В его текстах можно выявить универсальную закономерность развития всех державных государств. Эта закономерность имеет свою внутреннюю логику. Жизненный цикл держав можно сравнить с развитием однолетнего растения, которое за время своей жизни цветет только один раз (этот образ использовал Н. Данилевский по отношению к культурно-историческим типам). Мы полагаем, что этот алгоритм универсален, то есть применим к любым державам, существовавшим в истории. Но в нашем исследовании мы ограничимся только Российской метакультурой[1]. Рассмотрение современной российской государственности в свете андреевского мифа показывает, что его метаисторическая концепция вполне может быть использована для анализа современной политической ситуации, для выявления законов истории (если мы принимаем идею их существования), и в частности – истории державности, для открытия новых подходов – к постижению истории России и всего мира.



[1] У Андреева “метакультура” – это многомерная метафизическая и метаисторическая реальность, находящая свое проявление в истории и географии. Развитие метакультуры представляет собой значительно более сложный процесс, чем те линейные модели, которые представлены в цивилизационных концепциях Данилевского, Шпенглера, Л. Гумилева. В нашей работе мы будем использовать термин “метакультура” как аналог “цивилизации”, понимаемой как историко-культурная общность, обладающая неповторимым своеобразием и долженствующую сказать свое слово миру. При этом метакультуры в истории не изолированы друг от друга, границы между ними во времени и пространстве весьма условны. Они все находятся во взаимодействии друг с другом и составляют единую человеческую цивилизацию.

 

 
 
© 2006 «Swentari.ru» Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При цитировании материалов в Интернете гиперссылка (hyperlink) обязательна.
Мнения авторов могут не совпадать с точкой зрения составителей. Связь с редакцией по электронной почте: info@swentari.ru Редакция рассматривает все предложения о публикации статей, но оставляет за собой право не вступать в переписку с авторами.